Хроники третьего тысячелетия (alliruk) wrote,
Хроники третьего тысячелетия
alliruk

Российско-американские сюжеты

Американские граждане основывали в России не только производство швейных машинок и жаток, но и кондитерские фабрики. Правда, в данном случае речь идет, скорее всего, о натурализованных в США эмигрантах, вернувшихся в Российскую империю, чтобы открыть свое дело.

Речь идет о гражданах США Иосифе (Семеновиче) Блигкене (1852-20.04.1903) и Максе (Романовиче) Робинсоне (20.11.1849-02.03.1906), учредивших 3 июня 1877 года торговый дом «Блигкен и Робинсон» для содержания мастерской по изготовлению шоколада, конфет, бисквита и макарон. Торговый дом функционировал в форме товарищества на вере, что предполагало, с одной стороны, круговое ручательство компаньонов (полных товарищей, то есть владельцев торгового дома) всем своим имуществом, с другой - возможность привлечения к делу вкладчиков, ответственных только в размере своего пая. Не меньшее значение для американцев имел и тот факт, что вкладчик не мог принимать личного участия в управлении торговым домом и обязываться на его имя третьим лицам, но имел право вести самостоятельную предпринимательскую деятельность и передавать свое участие в товариществе на вере постороннему лицу. Капитал торгового дома составил 10 тыс. рублей, из которых 5 тыс. руб. принадлежали И.Блигкену, другие 5 тыс. - М.Робинсону.

В течение последующих десяти лет торговая и промышленная деятельность торгового дома была значительно расширена; в конце 1880-х годов компаньоны открыли новую фабрику и крупный магазин на улице Лиговской. Предприятие имело ряд отделений: бисквитное, шоколадное, пеперментное (прохладительных напитков), галетное, вафельное, какао, конфетное, карамельное, мармеладное, фруктоварное, ирисное, драже; имелись также литография, жестяная и коробочная мастерские, красильня.
Обертка от конфеты "Марцепанная"
К началу 1903 года И.С.Блигкен из-за плохого самочувствия практически не принимал участия в руководстве торговым домом. 8 января того же года оба компаньона подписали новый договор, в соответствии с которым «в случае смерти кого-либо из них, товарищей, оставшийся в живых товарищ имел право оставить за собой все дело», уплатив наследникам умершего в течение пяти лет стоимость недвижимого и движимого имущества. Это давало М.Р.Робинсону возможность полностью взять в свои руки торгово-промышленное дело. После смерти И.С.Блигкена 20 апреля 1903 года его супруга Анна Семеновна Блигкен (рожд. Щербакова) получила причитающуюся ей сумму и покинула семейную фирму. При этом в течение последующих восьми лет вдове, в соответствии с завещанием, пришлось выплатить племяннику покойного мужа Вильяму Конвери 100 тысяч рублей, а также племяннице Надежде Михайловне Блигкен 10 тысяч рублей.
Цех печенья и бисквитов конфетно-бисквитного и макаронного производства Акционерного общества "Блигкен и Робинсон" (Лиговская ул., 52). Фото ателье Карла Буллы, 1902 г.
Спустя три года после описываемых событий, 2 марта 1906 года, скончался и сам М.Р.Робинсон. В соответствии с завещанием покойного имущество торгового дома перешло к его вдове, Юдифи Григорьевне Робинсон, сыновьям Льву, Михаилу и Роману, а также дочерям Розе (в замужестве Гессе) и Эмме (в замужестве Ратнер). С этого времени на первый план в руководстве торговым домом выдвигается тридцатидвухлетний Илья Исидорович Ратнер, женатый на дочери Ю.Г.Робинсон - Эмме. Заметим, что И.И.Ратнер обладал удивительными организаторскими способностями и деловой хваткой. В свое время эти способности привил ему отец - купец 1-й гильдии, потомственный почетный гражданин И.И.Ратнер, владевший до своей смерти в 1897 году банкирской конторой. В начале ХХ века И.И.Ратнер продолжал поддерживать не только родственные, но и коммерческие связи с матерью Богданой Ароновной (она возглавила семейную банкирскую фирму) и братом Павлом (состоял ответственным агентом германского акционерного общества «Гелиос в Кельне» и учредителем акционерного Петербургского общества электрических сооружений). Сам Илья Ратнер, помимо управления кондитерской фабрикой, занимал должность директора Петербургского общества электропередач силы водопадов. По инициативе И.И.Ратнера было принято решение о развертывании сети специализированных магазинов. В начале ХХ века фирме принадлежали многочисленные магазины в Петербурге: на Невском пр., 32, 46, 96, 134, Английском пр., 40, Васильевском острове, угол 5-й линии и Университетской набережной, 2-19, Садовой ул., 38, Загородном пр., 1 и 12, Лиговской ул., 52, П.С., Большом пр., 29, Литейном пр., 51, Суворовском пр., 13, Вознесенском пр., 15, Забалканском пр., 40, в Апраксином дворе, во Фруктовом ряду, № 13-14, на Екатерингофском пр., 40, и Большеохтинском пр., 78; кроме того, имелись по два магазина в Москве и Риге, а также магазин в Кронштадте.

Для изготовления тары был открыт лесопильный завод. В 1911 году Илья Ратнер, ссылаясь на тот факт, что семейному делу «необходимы значительные денежные средства, которые доступны только акционерным обществам», провел решение о создании «АО шоколадной, бисквитной, конфетной и макаронной паровых фабрик «Блигкен и Робинсон». 27 июля 1911 года устав был утвержден императором, и 1 января 1912 года акционерное общество открыло свою деятельность с капиталом 1,6 млн рублей (16 000 акций по 100 руб.).

Внешний вид павильона "Шоколадно-бисквитной фабрики Блигкен и Робинсон" в Царском селе. Фотоателье Карла Буллы, 1911 г.

Директором-распорядителем общества был единогласно избран И.И.Ратнер, членами правления - Ю.Г.Робинсон, ее сын Лев Максимович Робинсон и зять А.М.Гессе; кандидатами в члены правления стали сестры Эмма Ратнер и Роза Гессе. Самому Ратнеру «за долголетние труды его по управлению делами торгового дома «Блигкен и Робинсон» были вручены 400 акций общества (для сравнения: другой зять покойного главы фирмы - А.М.Гессе - получил 100 акций). Практически весь пакет акций оказался в руках семьи Робинсон. В 1912 году (в первом операционном году) баланс общества составил 2 480 666 руб., прибыль - 217 931 руб., дивиденд — 8%; на производстве было занято более 800 рабочих. Следует заметить, что кондитерская фабрика получила известность в Петербурге широким ассортиментом выпускаемой продукции. Здесь производились бисквиты, шоколад, карамель, монпансье, мармелад, халва, пряники, сухое детское питание, конфеты, макароны, драже, праздничные пасхальные и новогодние наборы, сувенирные коробки, бонбоньерки. В 1913 году из прибыли в дивиденд акционерам было перечислено 128 тыс. рублей.
Обертка конфекты "Отэлло"

С началом Первой мировой войны деятельность акционерного общества переживала серьезные трудности: в 1914 году прибыль сократилась до 196,4 тыс. рублей. Однако уже в следующем, 1915 году И.И.Ратнер сумел укрепить позиции фирмы, расширив производственные площади и увеличив продажи за счет недорогих, рассчитанных на широкую массу покупателей товаров. На общем собрании акционеров 15 октября 1916 года были приняты внесенные им предложения об увеличении уставного капитала с 1,6 до 3,2 млн рублей, а также о покупке здания для открытия дополнительных кондитерских цехов на Лиговской улице. К этому времени относится упоминание Андреем Белым нового магазина фирмы - на Арбате:

"я мог бы излить свою злость на явление выскочек, в роде “Блигкена и Робинсона”, своей целью поставивших надмеваться над старым Арбатом (ведь есть же Пречистенка — нет: все поперли к Арбату: “Блигкен”, “Флей”, прочие)".

Можно сказать, что перспективы деятельности АО «Блигкен и Робинсон» в значительной мере определялись энергичной работой И.И.Ратнера, однако последовавшие вскоре в России социально-экономические и политические потрясения нанесли торгово-промышленному делу серьезный урон. 1918 год стал последним в существовании этого акционерного общества. 28 июня Советом народных комиссаров был принят декрет о национализации крупной промышленности. Согласно этому документу, национализации подлежали прежде всего предприятия, принадлежавшие акционерным обществам и товариществам на паях. Директорам, членам правлений и другим руководителям предприятий предписывалось продолжать работу под страхом сурового наказания. Они объявлялись состоящими на государственной службе и должны были получать содержание в норме, существовавшей до момента национализации предприятия, из доходов и оборотных средств предприятий. С 1 марта 1919 года кондитерская фабрика бывшего АО «Блигкен и Робинсон» была переведена исключительно на государственное сметное финансирование. Последнее было связано с фактическим установлением к тому времени над предприятием контроля со стороны органов советской власти. Как и другие кондитерские производства, фабрика «Блигкен и Робинсон» была национализирована и бесконечно переименовывалась: Галетно-макаронная фабрика Блигкен и Робинсон (1922), 2-я Государственная макаронно-галетная фабрика "Воля" (1923), конфетная мастерская Государственного пищевого треста и 2-я макаронная фабрика "Свобода" (1924); 2-я Государственная макаронная фабрика "Свобода" (1925-1928); 2-я кондитерская фабрика. Память о ней осталась в «Машеньке» В. В. Набокова («В руках у нее была плитка шоколада Блигкен и Робинсон; она сразу отломала кусок…»), на вывесках, запечатленных на старых фотографиях. Конечно же, к этому времени мало кто помнил "американское" происхождение кондитерской фирмы. Источники: М.Барышников.«Блигкен и Робинсон»: американские предприниматели на берегах Невы, жж внучки

Tags: Блигкен и Робинсон, Российско-американские отношения, российско-американские отношения, субботнее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments