Хроники третьего тысячелетия (alliruk) wrote,
Хроники третьего тысячелетия
alliruk

Categories:

Российско-американские сюжеты

Поколение советских людей лучше всех знало двоих американцев - Арманда Хаммера и Гэса Холла. О Хаммере речь еще впереди, а сегодня поговорим о Гэсе Холле.

Гэс Холл (Gus Hall)
Гэс Холл (настоящее имя Арво Густав Халберг) (1910-2000) на протяжении сорока лет (с 1959 года до своей смерти) возглавлял Коммунистическую партию США. Четырежды (в 1972, 1976, 1980 и 1984 гг.) баллотировался в президенты Соединенных Штатов. Награжден орденом Ленина (1977) и орденом Дружбы народов (1975). Был большим другом Советского Союза, но не принял перестройку и последующие реформы.

Несколько слов о его жизни.
Арво родился в Миннесоте в семье финнов, эмигрировавших из Российской империи. Начав в 15 лет трудовую биографию как Линкольн, лесорубом, он изучал марксизм, а в 17 лет уже организовывал с США "комсомол" - Young Communist League. В 1931 году приехал в СССР и два года учился в Институте Маркса-Энгельса-Ленина.

Вернувшись в США, он сразу включился в организацию забастовки в родном штате (напомню, это был разгар Великой депрессии и период роста рабочих выступлений), из-за чего попал в "черный список". Именно это заставило его переехать в другой штат и сменить имя на Гэс Холл.

В 1934 году перебравшись в Огайо, Гэс Холл сумел получить работу на металлургическом заводе в Янгстауне, и немедленно начал организацию профсоюза - Организационного комитета металлургов" ("Steel Workers Organizing Committee"), а в 1937 году возглавил забастовку против "маленькой стали" (так называли все металлургические компании США, не входившие в гиганта-монополиста US Steel, который, кстати, уступил профсоюзам без забастовки). Надо сказать, что эта стачка есть в американских учебниках истории (правда, имя Гэса Холла там не упомянуто) - как пример самого большого провала профсоюзов в борьбе периода Великой депрессии.

Стачка была нацелена на компании Republic Steel, Bethlehem Steel и Youngstown Sheet and Tube Company. Владельцы заводов проявили твердость, их поддержала полиция. В Чикаго в день Поминовения (Memorial day - последний понедельник мая) в 1937 году бастующие рабочие Рипаблик стил вместе с семьями собрались на пикник и демонстрацию, но когда они двинулись в сторону своего завода, полиция открыла по ним огонь. Десять человек были убиты на месте, девяносто ранены. Были жертвы столкновений и в Янгстауне.

После этого организаторов арестовали, Гэса Холла обвинили в перевозке материалов для изготовления бомбы для готовившегося якобы взрыва на заводе Рипаблик стил в Уоррене, Огайо. ФБР с этого времени взяла его на заметку. По некоторым данным, тайные операции ФБР включали расстройство предполагаемого брака Гэса Холла с дочерью богатого издателя (Buckingham P.H. America Sees Red: Anticommunism in America, 1870s to 1980s. Claremont, Ca, 1988. P.51).

Лидеры профсоюзов, однако, отметили эффективную работу Гэса Холла как организатора на низовом уровне. Он сумел привлечь в профсоюз 10 тысяч новых членов.

В 1935 году он женился на Элизабет Тернер, одной из первых женщин-металлургов и секретаря Организационного комитета металлургов. У них родились двое детей, Арво и Барбара.

Позднее однако, Гэс Холл ушел с должности в профсоюзе и стал организатором отделения Коммунистической партии США в Янгстауне. Середина 1930-х была пиком популярности КП США: в ней видели и проповедника радикальных мер по борьбе с Великой депрессией, и главного врага фашизма в мировом масштабе, и интеллектуально будоражущую новизну. Когда значительная часть сторонников компартии отвернулась от нее после подписания пакта СССР и Германией в августе 1939 года, Гэс Холл остался с коммунистами.

Во время Второй мировой войны Гэс Холл пошел добровольцем на флот и служил на тихоокеанском театре военных действий, на острове Гуам.

После демобилизации в 1946 году он был избран в национальный исполком Американской компартии. Однако это было уже совсем другое время.

22 июля 1948 года Холл вместе еще с 11 руководителями КП США были осуждены в соответствии с Законом Смита в "заговоре с целью обучить и поддержать свержение правительства США с помощью насилия", причем Гэсу Холлу вменялась защита марксистской теории.

Гэс Холл сбежал от ареста в Мексику, и в 1950 году был избран Национальным секретарем КП США, однако в следующем году его арестовали мексиканские власти и выдали в США, где к его приговору добавили три года.

Это фотография сделана после того ареста

Гэс Холл провел в федеральной тюрьме Форт Ливенуорт (Leavenworth Federal Penitentiary) восемь лет, практически все 1950-е годы. Позднее Верховный Суд США пересмотрел некоторые приговоры по Закону Смита как неконституционные.

После освобождения в 1959 году Гэс Холл был избран Генеральным секретарем Компартии США. Его задачей было восстановить партию после ее разгрома в годы маккартизма. Защищая легальность партии, он выступал на многотысячных митингах на Западном побережье США. 

1 мая 1962 года. Гэс Холл выступает на митинге компартии.
"Был у него какой-то магнетизм, который необходим для того, чтобы стать лидером"

Холл выступал в студенческих кампусах и телевизионных ток-шоу, защищая социализм для Соединенных Штатов. Он считал, что социализм в США может быть построен на традициях американской демократии, укорененных в американском "Билле о правах" (первые 10 поправок к конституции). Он часто говорил, что американцы отказались ратифицировать конституцию без "Билля о правах", и они не воспримут социализм без "Билля о правах". 

В 1960-е и 1970-е Холл пытался связать КП США с новыми движениями поколения "бэби-бумеров" - пацифистами, борцами за гражданские права и новыми рядовыми членами профсоюзов. Те, правда, неохотно шли на союз, либо считая коммунизм устаревшим, либо опасаясь обвинений в связях с СССР.

Сам Холл в это время часто летал в Москву, выступал по советскому телевидению и на съездах КПСС, поддерживая все инициативы КПСС и лично товарища Л.И.Брежнева.


товарищ Гэс Холл на трибуне съезда КПСС

Он даже поддержал вторжение Советских войск в Чехословакию в августе 1968 года, за что его похвалил В.Молотов:
– Гэс Холл правильно говорит о Чехословакии – в «Правде» было опубликовано с сокращениями – о Чехословацких событиях, когда мы начали принимать меры, он высказался за то, что правильно Советский Союз проводил вместе с другими странами вмешательство в чехословацкие дела, хотя итальянская компартия была против, французская – против, английская – против и другие. Он, все-таки в Америке находясь, верно сказал, что это было совершенно необходимое мероприятие, а что касается Чехословакии, то лучше было бы, если бы там в предыдущие годы помедленнее поднимался уровень заработной платы, но больше укреплялся бы социалистический строй.


4 июня 1969 года, встреча тов.Гэса Холла в Москве. Справа - секретарь ЦК КПСС Д.Ф.Устинов

В годы перестройки появились сообщения о том, что СССР финансово поддерживал Компартию США, и этим объясняется такая лояльность Гэса Холла. Видимо, этот фактор существовал, но вот цифры этой поддержки:


"Известия" писали о 40 миллионах долларов помощи за все время существования КП США. Суммы не то, чтобы совсем маленькие, но в основном в пределах одного миллиона долларов в год: на партию, в которой состояли десятки тысяч человек, они не выглядят определяющими.

По рассказам Валентина Зорина, "Гэс Холл жил в спартанской обстановке. У него была очень скромная двухкомнатная квартира в многоэтажном доме в Нью-Йорке. Он принимал меня на кухне. Пригласил позавтракать. Никакой прислуги. Жена сама испекла блины, которые мы ели, как принято на родине Холла, в Огайо, с кленовым сиропом. Он получал нормальную по американским меркам зарплату — примерно на уровне высококвалифицированного рабочего. По образу жизни, по району, где он жил, по марке машины любой американец сказал бы вам, что он принадлежит к нижней части среднего класса. Если бы у него была какая-то значительная собственность, ФБР устроило бы такой шум, что в Москве бы стекла дрожали".

Тот же Зорин, когда-то снявший документальный фильм о Компартии США под названием "Соль земли американской", говорил позднее, что "главной идеей фильма было то, что есть совершенно разные коммунисты, что американские коммунисты, и в их числе Гэс Холл, разительно отличаются от тех коммунистов, которых мне приходилось видеть в ЦК КПСС. Для тех, кто работал на Старой площади, партийный билет был пропуском на эскалатор, ведущий на вершину власти, а для американских коммунистов партийный билет — крест на карьере. В стране больших возможностей, где любой умный и дееспособный человек может процвести, пожертвовать успехом и пойти в коммунистическую партию мог только человек, искренне веровавший в идею".

Гэс Холл очень располагал к себе. Был у него какой-то магнетизм, который необходим для того, чтобы стать лидером. Прекрасный оратор. Честный и убежденный человек. И что еще меня привлекало в нем — это естественный, не наигранный, не на публику, а реальный демократизм. Может быть, по контрасту: у нас ведь человек, ставший мелким партийным бонзой — секретарем парткома, тут же начинал вести себя как большой босс.

В 1970-е годы американские коммунисты попытались использовать прием, принесший им успех в 1930-е годы: возглавить движение протеста части населения, недовольной своим положением. Руководство партии попыталось использовать борьбу негритянского народа за равные права. Именно поэтому в ЦК американской компартии появилась негритянская активистка Анжела Дэвис. Ее даже выдвигали кандидатом в вице-президенты США от компартии в 1980 и 1984 годах.


Анжела Дэвис

А неизменным кандидатом в президенты от коммунистов был Гэс Холл. Правда, его лучший результат на выборах пришелся на 1976 год, - 59 тысяч голосов. Но задачей были, конечно, дополнительные возможности пропаганды.

Американские коммунисты считали его сильным марксистом, - рассказывал В.Зорин, -
но я-то видел, что Маркса, как и многие другие люди его поколения, он изучал по Сталину — по "Краткому курсу истории ВКП(б)". Я тогда, в начале 80-х, чувствовал, что Гэс Холл идейно так навсегда и остался в 30-х годах.

Уже на ХХIII съезде Коммунистической партии США Гэс Холл утверждал «Мы не должны допустить, чтобы так называемые «новые теории», например «теория сокращения численности рабочего класса», или «нового подкласса», или «нового среднего класса», или «падения влияния рабочего класса» и другие «новые теории классов», сбивали нас с толку, уводили в сторону или дезориентировали. Именно для этого они придуманы и внедряются…». И это происходило уже в 1983 году.

Гэс Холл сразу не принял горбачевские реформы и мгновенно "раскусил" Ельцина, окрестив его "могильщиком социализма", еще в те достославные времена, когда Борис Николаевич вовсю боролся с привилегиями номенклатуры. Тут классовое чутье не подвело Гэса Холла.

Среди американских левых Гэс Холл был фигурой того же масштаба, какими были, скажем, Уильям Фостер и Поль Робсон. Они, правда, ушли из жизни раньше и потому были более органичны для своего времени, не смотрелись так архаически. А Гэс Холл в общем-то стал к концу жизни политическим динозавром. Он прожил долгую жизнь и -- не менял своих убеждений. В этом была его сила и одновременно его слабость.


"Несмотря на изоляцию и непопулярность этого маленького движения, Гэса Холла многие ценили за его жизнерадостный характер. Он был мастером рассказов о том, как трудно быть коммунистическим боссом в капиталистической Америке", -- так писала в некрологе на смерть Холла газета "Лос-Анжелес Таймс".

Tags: Валентин Зорин, Гэс Холл, Российско-американские отношения, российско-американские отношения, субботнее
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments